?

Log in

No account? Create an account
vladlen666

Владислав Волков

Подвергай все сомнению

Previous Entry Поделиться Next Entry
Ленин. Каррер д'Анкосс, Элен 2010. Рецензия
vladlen666
vladislavvolkov
Предлагаю вашему вниманию рецензию сотрудника Университета Западной Англии (Бристоль) Джеффри Суэйна на книгу французского историка Элен Каррер д'Анкосс "Ленин". Издание на английском языке вышло в 2001 году. На русском язке книга вышла в издаельстве РОССПЭН (Каррер д'Анкосс, Э. Ленин. / Пер. с фр. А. Н. Скобелкина — М.: РОССПЭН, 2010. — 551 с. — ISBN 978-5-8243-1373-4.)

Каррер д'Анкосс, Элен. Ленин. Перевод с французского Георг Холоч. Нью-Йорк: Holmes & Meier, 2001. 371 с. ISBN 0-8419-1412-5

Книга разочаровывает. Ее автор Элен Каррер д'Анкосс много писала о русской истории, и не раз в прошлом обращала свой взор на Ленина. Но при этом в новой своей книге она практически ничего нового не добавляет ни к известным историческим фактам, ни к существующим взглядам и оценкам Ленина, как исторической фигуры. В предисловии к своей книге Каррер д'Анкосс многообещающе завиляет: «Был ли Ленин воплощением страшного века, в котором презрение к человечеству стало константой, или провидцем, который указал (возможно, слишком рано) путь к светлому будущему, к миру всеобщего счастья и благоденствия? Цель этой книги, в стремлении вырвать Ленина из «объятий» идеологических страстей и поместить его в историю ушедшего века, который, хотим мы того или нет, находился, прежде всего, под властью его идей и его воли» (стр. XI). Идея прекрасна, но в самой книге этого нового взгляда на Ленина, Вы читатель, увы, не увидите.

По своей сути, перед нами история партии большевиков, которая могла быть написана десятки лет назад. И в самом деле, сноски в книге позволяют предположить, что автор не утруждал себя чтением того нового что было опубликовано о Ленине за последние два десятилетия. К примеру, мимо автора книги прошла трехтомная монография Роберта Сервиса «Lenin: A Political Life» (London, 1994). Верная стилю партийной истории, Каррер д'Анкосс крайне мало затрагивает темы за рамками большевизма. Личная жизнь Ленина, его отношение с близкими отражены в книгу отрывочно, ничего не говорится о становлении Ленина как личности, его идейных и интеллектуальных поисках, в результате которых Ленин обратился к марксизму. В книге читатель получает обзор событий 1905-1917 годов вперемежку с описанием невзгод и внутренних перипетий партии большевиков, далеко не всегда изложенных внятно и хорошо. В книге крайне бледно отражены события Гражданской войны. Излагая и анализируя их Каррер д'Анкосс основывается либо на своих собственных рассуждениях, либо слепо и без критики следует по пятам Ленинской биографией Волкогонова и книги «Неизвестный Ленин» Пайпса. Результат довольно шизофреничен. Настроение автора в ходе изложения книги часто внезапно меняется с чисто описательного на обличительное. «Столкнувшись с социальными противоречиями», пишет она, «Ленин не смог ничего придумать, кроме политики организованного террора» (с. 225). Это утверждение автора повисает в воздухе, ибо никакой попытки осмыслить контекст, суть и истоки драматического для русской истории поворота к братоубийственной войне, далее не следует.

Каррер д'Анкосс не замалчивает отрицательные стороны политической практики Ленина, но ей так и не удалось интегрировать эти аспекты его жизни и создать цельный и законченный портрет лидера русской революции. Частично она признает это в книге, когда пишет что: «Крайне сложно соизмерить и примирить труды Ленины, где доминирующей темой было благо человечества, с практикой большевизма, основанной на ненависти и несчастье людей, о которых Ленин никогда не говорил ни слова жалости, ни тем более раскаяния » (стр. 327). Эта неспособность прийти к полному пониманию Ленина, отчасти связано с тем что автор не смог переосмыслить русскую революцию в целом, освободиться от существующих клише и стереотипов. Каррер д'Анкосс часто транслирует взгляды современников Ленина и особенно Плеханова и Горького. И можно заметить, что позиция автора крайне схожа с позиций этих двух мыслителей. Во всяком случае, автор демонстрирует ту же фундаментальную веру в прогресс и то же неприятие крестьянских движений, в частности касаясь зеленых в гражданской войне, она пренебрежительно отмечает что те «сеяли панику, где бы ни появлялись» (стр.214). Видимо неспособность автора увидеть Ленина целиком связано с ее мнение что «все основывалось на идеях изложенных в книге Ленина "Что делать?"» (стр.322), в то время как отправной точкой для понимания отношения Ленина к России, русским и русскому освободительному движению надо считать статью «От какого наследства мы отказываемся?». Требования Ленина усилить репрессии против крестьянства не были случайными, они во многом обусловлены его глубокой неприязнью и страхом перед «кулаками», противоречием между его марксистскими дореволюционными представлениями о крестьянстве и реалиями Гражданской войны.


Джеффри Суэйн
Университет Западной Англии, Бристоль


Перевод с английского:  Владислав Волков
-----------------------------------------------------------------------
Источник:
Lenin by Hélène Carrère d'Encausse; George Holoch
Review by: Geoffrey Swain
Russian Review, Vol. 61, No. 2 (Apr., 2002), pp. 315-316
Stable URL: http://www.jstor.org/stable/3664301

Текст на английском:


Carrere d'Encausse, Helene. Lenin. Translated by George Holoch. New York: Holmes & Meier, 2001. xiv+ 371 pp. $45.00. ISBN 0-8419-1412-5.


This is a disappointing book. Helene Carrere d'Encausse has written extensively on Russian history, and has turned her attention to Lenin once before. On this occasion, however, she adds little that is novel in either content or approach. In the foreword, Carrere d'Encausse sets herself a challenging agenda. She asks: "Was Lenin the embodiment of a terrible century in which contempt for humanity was constant or a visionary who outlined (perhaps too soon) the road to a peaceful future that would be beneficent to mankind? The ambition of this book is to help remove Lenin from ideological passions in order to situate him in the history of a century that has come to its end and which, whether we like it, has been dominated more than anything by Lenin's ideas and will" (p. xi). But there is no fresh vision of Lenin here.

At its core this is a party history which could have been written decades ago-indeed the footnotes suggest that little new reading has been done, since references to recent publications are few and far between; there is, for example, no reference to the Robert Service trilogy. True to the party history style, there is very little about Lenin outside Bolshevism. Coverage of his family life is sketchy, and there is no sense of his intellectual journey, for Lenin used his Marxism to justify every stage in the pragmatism of his political life. Instead the reader gets an overview of the events of 1905 and 1917, interspersed with a retelling of the trials and tribulations of the Bolshevik party. Nor is that story always well told. The account of the Civil War can only be described as poor. As these well-known events unfold, Carrere d'Encausse tags on some of the latest revelations about Lenin's life, basing herself exclusively-and on occasion rather uncritically – on Volkogonov's biography and Pipes's Unknown Lenin. The result is rather schizophrenic. The mood of her writing changes suddenly from being uncritically descriptive to denunciatory. "Confronted with social resistance," she writes, "Lenin could think of nothing but ordering of measures of terror"( p. 225). This comment is left hanging in the air, with no attempt to contextualize the dramatic turn to terror.

Carrere d'Encausse clearly feels she cannot be silent about the negative side of Lenin, but has not yet managed to integrate these aspects of his life with his whole being. She admits as much when she writes: "It is difficult to reconcile language whose dominant theme was the good of humanity with a practice based on the misfortune of which Lenin never spoke a word of pity, much less of remorse" (p. 327). This failure to come to terms with Lenin is partly because she has not rethought the Russian Revolution radically enough. The only contemporary views of Lenin quoted favorably are those of Plekhanov and Gorky, and it seems that Carrere d'Encausse's views on the Russian Revolution have much in common with those of these two thinkers. She has the same fundamental belief in progress and the same distaste for the politicized peasantry, as her dismissive remarks about the Greens during the Civil War show-they certainly did not "sow panic where-ever they passed" (p. 214). It seems that she fails to see the whole Lenin because she believes that "everything turned on the ideas set out in What is to be done?" (p. 322), whereas the starting point to understanding Lenin's attitude to Russia and the Russians, rather than to his fellow Bolsheviks, should be The Heritage We Renounce. It was not accidental that most of Lenin's demands for summary executions were linked to his ravings against the "kulaks"; his Marxist analysis of the peasantry did not match reality and it was simply too much for him to bear. Lenin in power is the story of how the heritage Lenin had so cheerfully renounced as a young man, the Russian peasantry, came back to haunt him.

Geoffrey Swain
University of the West of England, Bristol

Метки:

  • 1
Элен, как мне кажется, все же уступает Доминику Коля, который лучше, чем она, владеет "ленинской проблематикой" в Европе.
Но лично ей, я благодарен, - она приняла меня в Сьянс-По в свое время.

  • 1