?

Log in

No account? Create an account
vladlen666

Владислав Волков

Подвергай все сомнению

Previous Entry Поделиться Next Entry
В.И. Ленин в современной российской историографии
vladlen666
vladislavvolkov
Григорьев А.А., к.и.н., доцент каф. отечественной истории
Красноярского государственного педагогического университета им. В.Астафьева

Ленинская тема всегда пользовалась чрезвычайной популярностью, как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Это объяснялось не только величайшей значимостью В.И. Ленина в мировой истории, но также политическими и идеологическими соображениями. Если в советской исторической науке Ленин был предельно идеализирован, то в западной историографии – столь же предельно демонизирован. В конце 80-х – начале 90-х гг. с разрушением социалистической системы и развалом СССР изменяется и отношение к Ленину. Первыми критику вождя начали писатели и публицисты, затем историки. Оценки Ленина и его деятельности меняются на диаметрально противоположные. Наиболее резкая критика звучала в работах Л. Солженицына, М. Шейна, В. Ерофеева, В Солоухина, Д. Штурман, В. Еременко, А. Авторханова, В. Крутова, П. Паламарчука. Главная задача указанных авторов — «стереть в порошок» Ленина, доказать преступность и порочность как ленинских идей, так и большевизма вообще. Во многом массированная атака на Ленина объяснялась известным идеологическим заказом, идущим сверху. Но в эти же годы ряд историков и публицистов выступает в защиту Ленина и ленинизма – Ж. Трофимов, Ф. Волков, В. Гончаров, В. Филиппов и др. Но их работы выполнены в ортодоксально – нетерпимой манере с использованием традиционных коммунистических штампов и идеологических клише. Таким образом, лениниана первой половины 90-х гг. носит не столько научный, сколько идеолого – политический характер.

Некоторая стабилизация экономического и политического положения в России в конце 90-х гг. в известной мере способствовала смягчению идеологического противостояния, вследствие чего создаются возможности для более взвешенных и объективных оценок, как самой личности Ленина, так и его наследия. Однако единства во взглядах исследователей по – прежнему не наблюдается.

В 1999 г. вышла монография Е.А. Котеленец «В.И. Ленин как предмет исторического исследования». Автор отмечает постоянные колебания в оценке Ленина в угоду политической конъюнктуре. Подвергнув детальному анализу произведения о жизни и деятельности В.И. Ленина, вышедшие в первой половине 90-х гг., исследователь приходит к выводу, что полемика между «ленинцами» и «антиленинцами» менее всего велась с научных позиций. Аргументы обеих сторон чаще носили эмоциональный характер и явственно отражали политические воззрения авторов. Е.А. Котеленец справедливо отмечает, что Ленина следует оценивать не с позиций актуальной современности, а «исходя из смысла того времени и того конкретного состояния эпохи, в которой он жил и действовал».[1] Отмечено также невнимание историков к эволюции личности Ленина как революционера, подвергнут критике антиисторический подход к исследованию его взглядов. По мнению самой П. Котеленец, в начале своей деятельности Ленин – пламенный революционер, желающий не учиться у истории, а учить ее. И лишь после 1917 г. он осознал насколько сложной и тяжелой будет дорога к социализму.

Основные направления в исторической лениниане оформились еще в 90-е гг. и продолжают существовать до сих пор. Отличительной особенностью современной историографии является стремление большинства авторов хотя бы на словах отойти от предельной тенденциозности и встать на путь объективного научного исследования личности Ленина и его деятельности.

Количество работ самого разного уровня и размера о Ленине, изданных в конце 90-х начале 2000-х гг., насчитывается многими десятками. В этой статье мы обратимся лиши к крупным произведениям монографического типа, которые, по сути, и формируют представление о Ленине у широкой общественности.

Первое направление в современной историографии – воинствующее, антиленинское. Его характерные черты резко негативная оценка человеческих качеств Ленина, отрицание каких бы то ни было заслуг перед Отечеством и народом, перекладывание на него вины за все трагедии советской истории. Сталин объявляется прямым наследником Ленина и продолжателем его идей. Преимущественно в произведениях историков этого направления разрабатываются такие темы, как родословная Ленина, его финансовые дела, отношение к террору, захват большевиками власти, военный коммунизм, преемственность власти Ленина и Сталина.

Наиболее воинственным представителем этого направления является Акоп Арутюнов, автор множества статей и книг, посвященных Ленину. Последнее и наиболее крупное его произведение — монография «Досье Ленина без ретуши», опубликованная в 1999 г. и переизданная с дополнениями и уже в двух томах в 2002 г. Сам Арутюнов подчеркивает, что его труды – итог 25-летней деятельности по изучению вождя. Автор использует множество источников, в том числе архивных, но отбирает из них лишь те, которые показывают Ленина в черном свете. Стремясь представить Ленина агентом германской разведки, Арутюнов приводит в качестве доказательства весьма сомнительные по своей достоверности источники. Особенностью метода Арутюнова является произвольная трактовка цитат из ленинских произведений, чаще всего вырванных из контекста. Например, Акопов старательно выбирает из многочисленных работ вождя слова и фразы вроде «расстрелять», «посадить», «уничтожить» и проч., не объясняя, в каких обстоятельствах и при каких условиях они были высказаны или написаны. В результате Ленин как бы выпадает из исторической реальности, оказываясь в изображении Арутюнова ужасающим монстром. Автор объявляет Ленина одним из величайших преступников в мировой цивилизации, уверяя читателей: «Такого страшного зла не причинил народам России и другим народом мира ни один глава государства, ни один вождь реакционной партии».[2] Арутюнов признает Ленина гением, который использовал свою гениальность во зло.

В числе наиболее последовательных критиков Ленина следует отметить Д.А. Волкогонова. Его фундаментальная работа «Ленин. Политический портрет» была опубликована еще в 1994 г. и переиздана в 2001 г. В отличие от Арутюнова, Волкогонов претендует на научность и объективность. Своей целью он ставит изучение эволюции взглядов Ленина. В трудах Волкогонова прослеживается источниковедческий анализ, производится попытка связать деятельность вождя с исторической ситуацией. Но в итоге Волкогонов делает упор на революционный экстремизм Ленина.

Резко негативную оценку Ленину дает Л. Колодный. Его книга «Ленин без грима», выпущенная в 2000 г. представляет собой серию очерков, посвященных характеристике деятельности Ленина как революционера. По мнению Колодного, вождь революции маниакально обожал насилие и террор. Сталин показан как органичное и закономерное продолжение Ленина, как его лучший ученик. Хотя работа претендует на научность, это скорее публицистика, более основанная на эмоциях, чем на научном анализе фактов и явлений.

Близка по направленности к данному направлению книга А.Г. Латышева «Рассекреченный Ленин» (М, 1996). Используя неопубликованные ранее источники, автор доказывает, что большевики, создавая искаженный мифологизированный образ Ленина, утаили многие ленинские документы, бросавшие тень на светлый облик вождя. В известной мере так оно и есть, однако детальный источниковедческий анализ автор опять же подменяет эмоциями и сомнительными логическими построениями.

Характерной особенностью представителей воинствующего направления является стремление объявить Ленина чуть ли не единственным творцом Октябрьской революции (в трудах авторов этой группы она называется исключительно «переворотом»), организатором террора, военного коммунизма и тоталитарного общества. Согласно такой трактовке, Ленин завел Россию «не туда», заставил ее свернуть на обочину мировой цивилизации. Главным побудительным мотивом Ленина объявляется либо безудержная жажда власти, либо месть за казненного брата, либо кровожадные наклонности. Дальше всех пошел А. Арутюнов, полагающий, что Ленина толкнула на революционный путь ненависть к своей стране, ко всему русскому.

Второе направление можно назвать умеренно критичным. Его представители также осуждают ленинизм как явление, в целом негативно оценивают результаты практической деятельности Ленина. Однако истоки большевистского триумфа они видят не в личном характере вождя, а в объективных причинах, способствовавших торжеству ленинских идей.

Подобный подход можно в частности проследить в работе С.В. Тютюкина и В.В. Шелохаева «Марксисты и русская революция». По их мнению, большевизм – это конгломерат разнородных демократических и социалистических идей, попытка синтеза взглядов Пестеля, Чернышевского, Ткачева, Нечаева, Бакунина, Бланки, народовольцев, Маркса, Плеханова. Российская социал-демократия шла по двум направлениям демократическому, которое представляли меньшевики, и радикальному, представленному большевиками. Ленин, по сути, выражал интересы узкой группы профессиональных революционеров, настроенных на захват власти во что бы то ни стало ради немедленной реализации своих идей. В результате большевики «взяли курс на жесткую диктатуру, осуществляемую от имени пролетариата, а в действительности подминающую под себя и сам рабочий класс».[3] Ленин в трактовке Тютюкина и Шелохаева – не маньяк и не демон, а радикальный революционер, успеху которого способствовал небывалый кризис, развернувшийся в России в начале XX в.

Некоторые ученые высказывают предположение, что большевики не рвались к власти ради власти; они искренне считали, что действуют во благо народа, не понимая и не желая понимать своих заблуждений. Так, по мнению В.П. Булдакова, «большевизм это вовсе не грандиозный исторический обман, а достаточно обычный для XX в. самообман, который стал источником не преодоленного до сих пор иллюзорного исторического сознания. Лидеры большевизма... полагали, что идут столбовой дорогой человечества, а тем временем загоняли Россию в тупик имперской автаркии и государственного индустриализма архаичнейшего типа».[4]

В 2002 г. группа новосибирских ученых – философов и историков – выпустила монографию «Социокультурные основания и смысл большевизма». Это историко- философское исследование большевизма как особого социокультурного явления. Интерес представляет попытка авторского коллектива рассмотреть идеологию большевизма с точки зрения аксиологического (ценностного) подхода. Большевизм показан как исключительно утилитарная идеология. Утилитаризм стал особым нравственным идеалом. Поскольку народные массы также в основном исповедовали утилитарные ценности, лозунги большевиков казались понятными и близкими. Народ жаждал материальных благ в первую очередь, и большевики обещали изобилие таковых при социализме. Однако большевистский утилитаризм был предельно беспринципным, он довел беспринципность, возведенную в принцип, до высшего совершенства.[5] Но Ленин не смог найти стратегию построения социализма в крестьянской стране. Постепенно он понял, что вектор ценностей крестьянства повернут в сторону противоположную большевистским идеалам. В итоге Ленин и Троцкий сформировали систему вождизма и тоталитаризма, поскольку иначе удержать власть было нельзя. Авторы монографии полагают, что большевизм «объективно стал наказанием общества за ограниченность способности его масс принять вызов истории нового времени, новых проблем».[6]

Попытку изучить личность Ленина во взаимосвязи с его учением предпринял Владимир Поцелуев в 512 – страничной книге «Ленин», опубликованной в 2003 г. Автор не сомневается в гениальности Ленина, показывает его как нестандартного человека и политика. Сильная воля, великолепные организаторские способности, решительность и целеустремленность безусловно присущи Ленину. Но ленинское учение Поцелуев не принимает. Автор полагает марксизм совершенно не подходящим для России учением. То, что большевикам и Ленину удалось увлечь народ своими лозунгами, свидетельствует не о готовности страны к революции, а лишь о политической незрелости масс. Поцелуев считает насилие и террор не случайностью, вызванной обстоятельствами, а обязательным элементом ленинской доктрины. На словах Ленин и его сторонники убеждали в своей приверженности демократии, но на деле стремились к диктатуре. Ленинская партия образована именно для захвата власти, она стремилась к этому с первых дней своего существования. Вождизм такая же составляющая марксистско-ленинской доктрины. По мнению Поцелуева, сформированное в СССР тоталитарное общество – не случайность, а естественное воплощение идей ленинизма. Возникает естественный вопрос: если учение Ленина столь негативно, отчего народ пошел за ним, как Ленин стал вождем? Автор считает, что «... большевики выдвинули привлекательные идеи, имели волевого лидера и организованный его соратниками народ, низведенный до уровня толпы».[7] В результате ленинизм стал идеологическим ошейником для народа.

Таким образом, представители второго направления вину за сползание страны к коммунистическому тоталитаризму возлагают не только и даже не столько на Ленина, сколько на народ, оказавшийся не готовым к демократии и поддержавший авантюру большевиков. Если первая группа историков считает народ жертвой Ленина, вторая указывает, что Ленин пришел к власти именно с помощью народа и при его поддержке.

Третья группа — ортодоксальные защитники Ленина. Сам факт критики вождя воспринимается ими негативно. Основная цель их публикаций – защита как личности Ленина, так и его учения от нападок и обвинений. Методология и методика исследования традиционна для советской историографии.

Образцом такой историографии является книга красноярского историка В. Замышляева «Ленин: история и современность» (Красноярск, 1999). Публикация состоит из четырех статей, написанных в разные годы. По мнению Замышляева, критика Ленина инициирована антикоммунистическими силами. Сам вождь большевизма показан как выдающийся гений, чья деятельность способствовала общественному прогрессу не только в России, но и во всем мире. Автор использует метод сравнения Ленина с современными политиками – Горбачевым и Ельциным. Это сравнение явно не в пользу последних. В работе также содержится жесткая критика трудов Д. Волкогонова, которые автор считает тенденциозными и клеветническими.

Одной из последних работ, написанных в защиту Ленина, является книга Владлена Логинова «Владимир Ленин. Выбор пути. Биография» (М., 2005). Она представляет собой подробное исследование биографии Ленина в первое тридцатилетие его жизни (до 1901 г.). Автор досконально изучил родословную Ленина, его детские и юношеские годы, начальный этап революционной деятельности. Логинов постоянно полемизирует с критиками Ленина, уличая их в неточностях, передергивании фактов. Некоторые положения книги выглядят весьма убедительно. Например, Логинов весьма аргументировано разоблачает популярный в антиленинской литературе тезис, что Ленин никогда не работал, сам ничего не зарабатывал, а жил только за счет матери. Логинов обращает внимание читателя на огромное количество ленинских публикаций в легальной печати. Гонорары от этих публикаций (порой очень немалые) позволяли самому Ленину и его семье поддерживать определенный уровень жизни. Историк считает, что литературная деятельность – тоже работа, поэтому нет никаких оснований считать Ленина тунеядцем. Автор описывает самарский период жизни Владимира Ильича, когда он работал в адвокатской конторе. За это время Ленин вел 18 дел и почти в каждом сумел добиться смягчения приговоров. Таким образом, Логинов опровергает распространенную точку зрения, будто Владимир Ульянов был слабым адвокатом и не добился на этом поприще никаких успехов. Будучи в шушенской ссылке, Ленин неоднократно оказывал бесплатную юридическую помощь крестьянам, что способствовало укреплению его авторитета в крестьянской среде.

Касаясь вопроса о побудительных причинах вступления Владимира Ульянова на революционный путь, автор книги категорически отрицает версии о личном властолюбии, мести за брата или корыстных мотивах. По его мнению, высшая цель Ленина состояла в осуществлении исторической миссии рабочего класса. Ленин осознал ненависть народа к эксплуататорам и был исполнен стремления помочь угнетенным в их борьбе.

Четвертая группа историков полагает, что создать объективный портрет Ленина и реально оценить роль вождя революции в истории России можно лишь полностью отрешившись от идеологических и политических установок. Также нельзя рассматривать исторического деятеля вне конкретного общественного окружения, исторической ситуации, определяющей и отношение этого человека к реальной действительности и побудительные мотивы его деятельности.

В этом отношении следует особо выделить фундаментальную монографию Е. Плимака «Политика переходной эпохи: опыт Ленина», опубликованную в 2004 г. Эта работа является интеллектуальной биографией Ленина. Автор стремится показать воздействие на формирование ленинского мировоззрения реалий современной эпохи, показать взаимосвязь ленинских идей и конкретно – исторической ситуации в России и мире на рубеже XIX – XX вв. Именно отрыв личности Ленина от реалий эпохи Плимак считает главной ошибкой, как защитников, так и ниспровергателей Ленина. По мнению историка, деятельность Ленина была результатом событий, происходящих в Европе и России в конце XIX и начале XX вв.

В трактовке Е. Плимака Ленин – деятель переломной эпохи в истории человечества. Такие времена всегда сопровождаются коренной и очень болезненной ломкой прежних форм общественной, политической, культурной жизни, что одними воспринимается как крах цивилизации, другими – как очищение и освобождение. «Революции, – пишет Е. Плимак, – втягивая в политическую жизнь огромные массы людей, необыкновенно ускоряя и усложняя ход событий, вместе с тем обнажают узость, неполноту и ограниченность прежних представлений, с которыми вожди и теоретики революций приступали к тем или иным действиям, выдвигали те или иные лозунги, пытаясь руководить событиями или людьми».[8]

Автор книги обращает внимание читателя на то, что вступление мира в новый XX в. сопровождалось потрясениями экономическим кризисом, разрушительными и кровопролитными войнами, политическими скандалами, что вызывало протест миллионов, стремление найти выход. Утверждения некоторых историков, будто Россия и Европа жили в мире и благости, а злой Ленин самостоятельно вызвал кровавые катаклизмы, далеки от истины. Особенно страдала Россия, где уровень жизни был существенно ниже европейского и до начала XX в. Не удивительно, что народ России был наиболее радикален. Ленин сумел предложить выход из кризисной ситуации, который в то время отнюдь не казался утопическим. Плимак категорически не согласен с утверждениями, что Ленин не понимал чаяния и нужды русского народа (от себя добавим – получается, что Керенский, Милюков, Гучков, Львов и прочие понимали лучше?). Напротив, Ленин умел учитывать и понимать нужды и настроения масс. Другое дело, что эти народные чаяния также зачастую оказывались иллюзорными, а общество не всегда готово к замене иллюзорных форм сознания реалистическими.

Критики Ленина возлагают на него ответственность за ужасы революции и гражданской войны, обвиняют в развязывании террора, насильственном уничтожении демократии. Плимак полагает, что не все так просто, ибо перечисленные явления стали объективным результатом системного кризиса, поразившего Россию: «Такая кардинальнейшая ломка всей системы прежних общественных отношений, вызванная отчасти требованиями и нуждами широких масс, отчасти соображениями утопической социалистической доктрины большевиков, отчасти давлением обстоятельств..., резко обостряла проблему террора, увеличивая шансы вползания в крупномасштабную гражданскую войну, определила диктаторский характер советской власти».[9]

Автор не отрицает личных ошибок Ленина. Таковыми, по его мнению, являются: преувеличение капиталистического характера российской экономики, примитивное представление о государстве только как об орудии подавления масс, односторонняя оценка народничества, установление сомнительного принципа партийности.

В то же время Е. Плимак подвергает резкой критике ярых антиленинцев, особенно Волкогонова и Арутюнова, произведения которых, сего точки зрения, представляют собой домыслы и анафему вместо научного анализа.

Разумеется, Ленин недооценил способности мировой системы капитализма к самосохранению и развитию. Но если признать, что Ленин завел Россию в 1917 г. «не туда», получается, что весь остальной мир всегда шел «туда», то есть в царство мира и свободы. Однако если охватить взглядом всемирную историю в ближайшие два десятилетия после 1917 г., то мы увидим преступную Версальско – Вашингтонскую систему, великий экономический кризис конца 20-х – начала 30-х гг., фашистские режимы в Италии, Германии, Испании, Японии, в конечном итоге – Вторую мировую войну.


Таким образом, оценка Ленина в современной историографии неоднозначна. В последнее десятилетие появились предпосылки для спокойного, взвешенного и объективного изучения личности Владимира Ильича, его теоретического наследия, практической деятельности. Однако в большинстве работ по-прежнему заметен политико-идеологический подтекст, который определяет заданность оценок и характеристик. Нередко авторы, вместо того, чтобы делать выводы на основе анализа фактического материала, подгоняют факты и источники под априорно сформулированную концепцию. Из этого следует, что возможности научного изучения Ленина и его наследия еще далеко не исчерпаны.

Примечание:


  1. Котеленец Е.А. В.И. Ленин как предмет исторического исследования. М., 1999. С. 197.
  2. Арутюнов А. Досье Ленина без ретуши. М., 1999. С. 7.
  3. Тютюкин С.В., Шелохаев В.В.. Марксисты и русская революция. М., 1996. С. 234.
  4. Булдаков В.П. Историографические метаморфозы «красного Октября»// Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. М., 1996. С. 197
  5. Ахиезер А.С., Давыдов А.П., Шуровский М.Х., Яковенко И.Г., Яркова Е.Н.
    Социокультурные основания и смысл большевизма. Новосибирск, 2002. С.
    453.
  6. Там же. С. 607.
  7. Поцелуев В. Ленин. М., 2003. С. 471.
  8. Плимак Е. Политика переходной эпохи: опыт Ленина. М., 2004. С. 7.
  9. Там же. С. 160.
Метки:

  • 1
  • 1